#Rubato. Прокофьев и Рахманинов

#Rubato. Прокофьев и Рахманинов

Лучшая иллюстрация отношений Прокофьева и Рахманинова. Из дневника Прокофьева 5 января 1919 года.

«Неожиданно интересным вышел сегодня большой обед, устроенный в честь Рахманинова обществом «Богемцев». Обед был дан в большом зале «Билтмор» — отеля человек на триста, а может, на шестьсот. Я сидел за столом «приглашённых», но стол был так велик, что я лишь к концу обеда заговорил с Рахманиновым, подойдя к нему. Рахманинов, по обыкновению, очень милым тоном, хотя чуть-чуть покровительственным, спросил:
— Ну как же ваши дела?
Меня эта покровительственность человека, у которого дела идут отлично, несколько уколола и я ответил:
— Да благодарю вас, две недели сидел и писал, и один акт готов (Прокофьев приврал — Rubato). Рахманинов, который не сидел и не писал два года, удивился:
— Не очень ли уж скоро пишете, Сергей Сергеевич? — спросил он. Я ответил:
— Видите ли, Сергей Васильевич, когда уж очень хочется сочинять, я стараюсь себя не сдерживать…
— Да, да, конечно, — сказал Рахманинов, — вы мне как-нибудь сыграйте, что вы написали.
Я ответил добродушно:
— Да ведь вы всё равно ругаться будете…
Рахманинов ответил тоже добродушно:
— Это неизвестно. Я ведь ещё не совсем потерял способность к восприятию. На этом мы расстались, я пообещал позвонить.
С американской публикой Рахманинов держал себя очень любезно, но сквозь
эту любезность они не замечали высокомерия и тонкой издёвки. Когда его огромной овацией просили сыграть, он ответил, что находит приличным случаю сыграть итальянскую польку, которую он записал с заводного органа. И сыграл её, надо отдать справедливость, блестяще. Когда публика, не чувствуя того, что ничто лучшее не прилично случаю, расплескалась в бешеных аплодисментах, Рахманинов встал и сказал: «That’s all», чем всех посадил на место».

Почему Прокофьев врал? А потому что абзацем выше он записал вот что: «Оглянувшись на результат моей четырёхмесячной американской деятельности, с её концертами, успехами, длинными критиками, я неожиданно в итоге нашёл большой, круглый ноль: опера висит в воздухе, Адамс безмолвствует и концертных приглашений нет. Стоило ехать в Америку! В сущности, конечно, стоило. Ибо ужасные разбои в России, голод в Петрограде, озлобленная чернь и полная бесперспективность для композитора и пианиста — в тысячу раз хуже здешних маленьких неудач. Надо выяснить вопрос с оперой, переменить менеджера и достать деньги для саморекламы. Вот ближайший план.»

t.me/rubato_music/20

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *