#Rubato. Жила-была женщина — Василий Романов
#Rubato. Жила-была женщина

#Rubato. Жила-была женщина

Жила-была женщина. С детства любила музыку. Подавала большие надежды. Окончила ленинградскую консерваторию. Училась в том числе у Шостаковича. 

От ярлыка «ученицы Шостаковича» отпиралась всю оставшуюся жизнь. Конечно, она не была его ученицей в том смысле, что не была последовательницей. Она вообще не считала, что чья-либо последовательница. Критиков посылала — писать про других, свою музыку не классифицировала никак.

Нюанс, однако в том, что кто-то её творчество не классифицировал как музыку. То, что она писала «для себя», исполняли не так часто — это нечто не просто атональное, но и аритмичное. Учения о сочетаниях тембров разных по природе инструментов, об их регистрах её тоже не интересовали. Ну и всякое такое.

Пора сказать, что я пишу о Галине Уствольской, столетие которой отмечают в этом году.

Чтобы прокормиться, Галина преподавала в училище. Талантов среди своих учеников не видела. Да и собственно на занятиях она не то чтобы их учила. Ей что-то играли, она слушала и говорила, внимание, «суть» это или не «суть» — это вот термин для хорошей музыки. Если «не суть», то не приноси больше! И не носили. Постепенно вокруг Уствольской сформировался узкий кружок сектантов, а большего ей и не надо было.

Правда, уже после распада СССР её музыкой заинтересовались на Западе. Про Уствольскую сняли несколько документальных фильмов. Не знаю уж, интересовала она их как композитор или как городской феномен. Её и сейчас там исполняют, ноты продаются по $40, а то и по $80. Статья в англоязычной «Википедии» есть.

Интервью Уствольской «Радио Свобода», которое мне довелось слушать, оставило неприятное впечатление. Можно, конечно писать не всем понятную музыку, и можно даже списывать непонимание на узколобость, но если по мнению автора узки лбом все, то не вероятнее ли, что узколоб как раз он?

Вот фортепианная соната #6, проверяйте лбы, товарищи.

Ну ладно. Сегодня вот наткнулся на интересные воспоминания о Галине Уствольской. Весьма занятно в плане понимания того, как возникает культурное сектанство. Очень, очень познавательно:

«У Металлиди мне писалось легко, свободно и радостно. И музыку свою в процессе сочинения я ощущал так же, как ту, которую играл с листа – в виде бегущей вперёд дороги с интересными, сменяющими друг друга ландшафтами. Уствольская, непонятно каким образом, но довольно быстро, сумела внушить мне идею, что сочинение музыки – процесс чрезвычайно трудоёмкий нервный и даже мучительный. И очень, очень медленный.

Каждый такт – это самостоятельный шаг, который требуется тщательно обдумать, прежде чем сделать. Каждая нота должна быть выстрадана, и лёгкое перо – не достоинство, а недостаток, говорящий об отсутствии глубины и полной непригодности к серьёзному творчеству. Бах с Моцартом у Галины Ивановны, думаю, зачахли бы довольно быстро, не говоря уже о Бетховене».

Читать полностью воспоминания Тихомирова

Оригинал